Есть ли зарплата у священников

За чей счет живет Церковь

Есть ли зарплата у священников

Современный священник должен еще и содержать приход, а не рассчитывать на милость ГосподнюУсловно украинских священнослужителей, независимо от подчинения тому или иному патриархату, можно разделить на два типа – «менеджеров» и «молитвенников». Первые ищут спонсоров, отстраивают храмы, ездят на хороших авто.

Вторые же уповают на милость Господнюю. И пока Господь им ее не послал – служат в недостроенных церквях и с трудом сводят концы с концами. – Каждый выживает, как может, – объясняет епископ УПЦ КП Евстратий (в Киевской Митрополии Московского Патриархата о делах хозяйственных говорить отказались. – Авт.).

– Церковь не может себе позволить жить в долг. Если у прихода нет денег на отопление, значит, служба будет проходить в холодном храме или ее вовсе не будет. Если церковь не может содержать священника, тогда священник служит на два, а то и три, и четыре прихода.

 

«А есть такие батюшки, которые после молитв идут разгружать вагоны, чтобы на жизнь заработать.»

– А что же более богатые приходы бедным не помогают?– Иногда епархия оказывает помощь – например, платит зарплату священнику или выделяет целевые средства при строительстве храма. Но каждый приход должен сам себя обеспечивать.

– Почему церковь скрывает свои доходы?

– Не то чтобы скрывает. Просто – относится с огромным недоверием ко всем попыткам начать считать заработанные ею деньги. Потому что именно с этого начались при Хрущеве гонения на церковь. Тогда 30–40% поступлений приходилось отчислять во всевозможные фонды (Фонд мира, Фонд охраны памятников).

Свечи производили только в одном месте под Москвой, на художественно-производственном предприятии «Софрино». Продавать в храмах можно было только их, и государство забирало 60–70% поступлений. Так атеистическое государство зарабатывало на вере людей.

В Союзе храмы приравнивались к массово-развлекательным заведениям (за свет, газ платили, как они), а священники – к частным стоматологам и адвокатам (во время предвыборной кампании 1994 года Леонид Кравчук сделал поблажку – и церковь за электроэнергию стала платить по тарифам для населения.

Во время нынешней президентской кампании то же сделала Юлия Тимошенко с тарифами на газ. – Авт.). Ни бизнесмены, ни государственные органы свои реальные доходы и расходы никогда никому не покажут: если платить все, что требуют, останешься ни с чем. И церковь существует в таких же условиях, что и все государство.

И еще один момент: мы никогда не знаем наперед, каким будет бюджет. В Украине, в православных храмах, нет фиксированного членства в церкви: прихожане сегодня могут пожертвовать в одном храме, завтра – в другом. Например, в Америке, в наших церквях, – четко фиксированное членство, есть членские взносы.

Там приходы наперед знают свои доходы и могут планировать, как ими распорядиться.

На какие средства живут епархии и Патриархия?

– В идеале приходы должны платить десятую часть доходов епархиям, а епархия десятину отдавать Патриархии. Но у нас все по-другому, потому что приходы бедные.

Большинство епархий содержатся за счет главного Кафедрального храма и храмов областного центра, плюс епархиальные взносы из приходов и то, что заработают от продажи церковной утвари. Патриархия же «живет» за счет главных киевских храмов.

– Практически во всех церквях Киева висят прейскуранты на требы. Но разве это законно? Ведь церковь не платит налоги, так как считается неприбыльной организацией

– Государство освободило от налогов добровольные пожертвования религиозным организациям, ведь храм, с точки зрения государства, можно сравнить с общественным кабинетом психолога. Но церковь – не бюро добрых услуг: мало кого волнует, на что она будет жить между праздниками, в которые люди приходят освятить воду и куличи. А содержать храм нужно каждый день: коммунальные услуги, штат. Плюс расходы на содержание священника, которому только облачения нужно семь видов: на Рождество и Крещение – белого цвета, на Богородичные праздники – синего, на Троицу – зеленого, в пост – черного или фиолетового, на Пасху – красного. А если священник не один, то и расходов больше. Но стоимость услуг в храме – не то же самое, что цена в магазине. Если у человека нет денег, чтобы отпеть покойника или окрестить ребенка, никто ему не откажет.

За чей счет живут приходы: три конкретных примера

Сельский приход: от праздника к праздникуОтец Иоанн после учебы получил приход в деревне на 500 дворов в Черниговской епархии УПЦ МП. Церкви в селе нет. Еще в 1989-м фундамент заложили – так он и стоит. Службы батюшка проводит в молитвенном доме. – В епархии говорят, чтобы спонсоров искал. А где же их тут найдешь? Поди, не город, – делится священник.

Как зарабатывать на жизнь в таких условиях, отца Иоанна в духовной семинарии не учили: там больше о том, как Богу служить, рассказывали. С односельчанами, которые выбились в люди (распространенная практика, когда успешные земляки для родных деревень храмы строят, проводят газ, асфальтируют дороги), тут не повезло. Батюшка надеется только на Бога.

Священник признался, что даже минимальную зарплату не получает. Единственные «живые» деньги в доме – это зарплата матушки, которая преподает в школе украинский язык. А еще – доход от хозяйства: 40 соток огорода и пасека. Зарабатывать храм может лишь от продажи церковной утвари (свечи, иконы, крестики) и треб (крещение, погребение, венчание). Хотя все это – копейки.

– Церковную утварь мы должны закупить в епархии (если купишь в другом месте – оштрафуют), а там весь товар уже с наценкой. В Лавре, на складе, пачка свечей стоит 35 грн, еще где-то можно найти и за 28 грн, а в епархии берем по 40, – объясняет батюшка.

– За требы люди нередко рассчитываются молоком, картошкой, морковкой… А надо ведь и молитвенный дом поддерживать в нормальном состоянии, и взнос в епархию заплатить. Сумма епархиального взноса у каждого прихода своя. Зависит от доходов церкви и… личных отношений настоятеля и епископа.

«Сколько настоятель сумеет выторговать, столько будет платить», – как-то проговорился один из знакомых священников. Одни платят 10%, другие и все 60%. Отец Иоанн отчисляет в епархию 25% доходов. Сотрудники молитвенного дома работают на общественных началах.

Штат – уборщица, бабуля-прихожанка, хор – несколько старушек, да казначей тетя Маруся с соседней улицы (казначей – обязательная должность в штатном расписании даже самого маленького прихода). Праздники – единственное прибыльное время. Поэтому живут здесь от одного праздника к другому. – Если подсчитать весь доход за год, тысячи три-четыре гривен выходит, – говорит батюшка.

– Нам пришлось от газового отопления отказаться. За него нужно было 200 гривен ежемесячно отдавать, а это неподъемная сумма. Этой осенью священник заготавливал дрова вместе с прихожанами. После кризисного года не было средств даже на то, чтобы машину дров купить.


Маленький городок: 80% доходов – на строительство

Отец Александр из Броваров (УПЦ МП) называет себя «священником широкого профиля». Кем ему только не доводилось быть: и прорабом, и строителем, и завхозом… Под его руководством уже 12 лет строится храм.

– Уж больно масштабный проект затеяли, а строим лишь на то, что зарабатываем и что спонсоры дадут, – объясняет священник.

В строительстве храма отцу Александру епархия тоже не помогает, батюшка «крутится» сам.

– Я не жду, когда ко мне богатый спонсор придет и спросит, чем помочь. Под лежачий камень вода не течет. Нужен был бетон – пошел к директору завода, объяснил ситуацию, и нам пожертвовали столько бетона, сколько нужно было.

То же самое и с деревом… Теперь нужны деньги, чтобы рассчитаться с художниками за роспись храма. Квадратный метр росписи стены стоит 100 евро, потолка – 150. А нам нужно расписать 2,5 тыс. квадратных метров, – рассказывает священник.

– Можно, конечно, оставшийся бетон продать и лес, но люди скажут, что батюшка – спекулянт. Отец Александр говорит, что 80% доходов идут на строительство, остальные двадцать – на содержание храма (в эти 20% входят и отчисления епархии).

Зарплата и у него, и у священников, которые служат в храме (их трое), минимальная. Основной заработок – проценты от треб.– Я священникам так сказал: «Волка ноги кормят. Хотите заработать – святите дома, крестите детей, венчайте». Чем больше треб исполнили, тем больше заработали.

Но определенный процент должен идти на храм.– А как же вы проверяете, по-честному ли распорядился заработком подчиненный?– Никак не проверишь. Единственный контроль – совесть.

Приход в большом городе содержат спонсоры

Отец Анатолий, в прошлом метеоролог, 25 лет прослужил в Макаровском храме на Татарке (УПЦ МП). Эта церковь – уникальная: единственная в Киеве, где еще осталось печное отопление и где просфоры пекут в печи. Приход не из бедных: при нем действуют и воскресная школа, и трапезная, сейчас еще и духовно-просветительский центр собрались строить.

Газовое отопление могут позволить, но по технике безопасности не положено, да и антураж уже не тот будет. Печки, тканая дорожка посреди храма и деревянные рамы икон подкупают простотой и создают уют. Тут меценатов не ищут – отец Анатолий говорит, что их им «Господь посылает». Например, один из спонсоров пожертвовал храму машину.

– А как же вы жили в советские времена?– На бабушкины пенсии. Кто рубль даст, кто три… Тогда ведь и деньги тратить не было куда. Ничего строить, восстанавливать не разрешали. Помню, решили купол позолотить, так по всему Союзу сусальное золото искали – невозможно было купить. Ни о каких воскресных школах и речь не шла.

Сейчас в штате храма числятся пять священников, два дьякона, бухгалтер и уборщица. Сколько зарабатывают священники и какую часть заработка они отдают приходу, известно лишь им и Богу. Один мой знакомый батюшка рассказывал, что ведет две бухгалтерские книги. Одна – для отчета в епархию. Другая – для себя.

В нее священник записывает «подработки» (крестины на дому, освящение квартир, машин…), которые не попали в «белую» бухгалтерию. Говорил, что по-другому не получалось: чем больше у прихода доход, тем больше приходится отдавать в епархию. А батюшка хотел на ремонт храма скопить.

Отец Анатолий уверяет, что епархия стяжательством не занимается и отчисления в нее символические. А более богатые церкви помогают бедным.

– К нам приезжал молодой священник из Черкасской епархии. Получил после семинарии приход, а там ничего не было. Так мы облачение старое отдали, чашу…

Недавно открылся приход в детской инфекционной больнице, так тамошний отец Вячеслав и вовсе ничего не платит. Даем время стать на ноги, – объясняет отец Анатолий, который сейчас занимает пост благочинного центрального округа (старший над священниками этого района). – А кто сколько себе в карман кладет – это на его совести.

Газета по-киевски

Источник: https://www.religion.in.ua/zmi/ukrainian_zmi/3363-za-chej-schet-zhivet-cerkov.html

Сколько зарабатывает священник

Есть ли зарплата у священников

Славянский народ считается одним из самых набожных и почитающих духовную силу. Даже сегодня, в мире инновационных технологий и совершенствующихся технологий, особое место в жизни практически каждого человека занимает церковь.

Люди ищут успокоения, гармонии и спокойствия внутри священных стен, а достичь потерянного умиротворения помогают священнослужители. Они несут в себе бремя человека, способного выслушать, понять и отпустить грехи людей, которые пришли покаяться.

Отдельную роль в жизни церкви играют священники. Именно они проводят большую часть священных обрядов (крещение, причащение, венчание и т.д.). В Библии написано, что работа священника должна быть безвозмездной и исполняться по зову сердца.

Но в современном мире ситуация складывается немного иначе.

Официальной ставки у работников церкви нет, они получают жалование только от спонсорской помощи, милостыни прихожан и продаже церковного инвентаря (иконы, свечи, прошения).

Так сколько же зарабатывает священник? Для ответа на заданный вопрос необходимо более конкретно рассмотреть специфику работы работников церкви и диапазон деятельности.

Обучение по профессии

Для того, чтобы стать священником нужно окончить высшее учебное учреждение, которое специализируется на обучении будущих священнослужителей. Это может быть, например, духовная семинария, духовная академия или православный университет.

Срок обучения по данному направлению составляет пять лет, где студентами изучаются богословие, основы веры, история Библии, сектоведение, педагогика пастыря и др.

Психология является основным и главенствующим предметом изучения для будущих священников. По окончанию обучения выпускники должны пройти практическую службу в одной из церквей, где им будет приставлен наставник-священник. Именно слово наставника будет решающим при аттестации выпускника и присвоении ему статуса священника.

Работа и обязанности священника

Чтобы стать хорошим служителем церкви мало знать основы Библии и различных священных трудов, необходимо быть:

  • доброжелательным;
  • отзывчивым;
  • открытым к людям;
  • добросердечным;
  • честным;
  • порядочным;
  • принципиальным;

Хороший священник должен уметь поддержать человека в трудную минуту, проникнуться в его проблему и посоветовать решение, соблюдая все правила традиций церкви.

Деятельность священника обширна и многогранна. В круг его обязанностей входит проведение шести таинственных обрядов:

  • венчание;
  • миропомазание;
  • причащение;
  • крещение;
  • исповедь;
  • соборование.

Так же священник занимается проведением богослужений, где молится за мир. В момент службы церковный служитель может делиться с прихожанами благословение пастыря и просвещать в истине христианской веры.

Рабочий день священнослужителя является полным и, в большинстве случаев, ненормированным. Иногда время пребывания в стенах церкви может составлять 14 часов и более.

К людям, которые хотят посвятить жизнь в служении Богу, предъявляются определенные требования. Чтобы стать священником необходимо:

достигнуть возраста 30 лет;

  • веровать;
  • быть женатым только единожды;
  • быть постоянным прихожанином церкви;
  • быть рекомендованным от действующего священника;
  • получить высшее духовное образование;
  • знать основные духовные священные писания, творения и деяния;
  • знать церковнославянский язык;
  • постоянно следить за опрятностью своего внешнего вида.

Но существует несколько категорий граждан, которые не могут стать священниками, даже если будут иметь большое желание. К таким относятся:

  • женщины;
  • некрещенные люди;
  • грешники;
  • молодые люди до 30 лет;
  • слепые и глухонемые люди;
  • верующие, перешедшие из другой религии;
  • люди, имеющие несколько браков;
  • люди, состоящие в браке с нехристианкой или женщиной-атеисткой;
  • военнослужащие;
  • люди, работающие в публичной сфере (актеры, музыканты и т.д.).

Льготы, бонусы, выход на пенсию

Представители церкви имеют стандартный отпуск в 28 календарных дней, и не имеют такого понятия, как «пенсия». Хотя для мужчин она составляет 65 лет. Священники могут работать до глубокой старости. Главной причиной ухода из деятельности священника могут стать проблемы со здоровьем.

Заработная плата

Издревле служители церкви зарабатывали себе на жизнь за счет пожертвований местных жителей, а также продуктов питания и одежды. Чуть позже главная церковь разрешила устанавливать фиксированные цены на определенные услуги, которые выполняются священниками.

Подобная система дохода внутри церкви сохраняется по сегодняшний день. Но современные священнослужители работают официально, соблюдая все формальности трудового кодекса.

Они имеют трудовую книжку, где прописана их должность, пенсионное страховое свидетельство и медицинскую страховку, которыми могут воспользоваться в любое время.

Фиксированного оклада у священников нет. Основной заработок складывается от денег, которые были получены храмом, где работает священнослужитель. Церковь зарабатывает на продаже книг, свечей, от проведения различных обрядов, поминовений, а также пожертвований при проведении службы.

Вся сумма дохода находится в руках настоятеля храма, который осуществляет расчет по коммунальным платежам и выплате заработной платы всем сотрудникам, а также делает обязательный взнос в епархию (фиксировано 20% от полученного дохода).

Зарплата священника устанавливается настоятелем церкви посредством личной беседы со служителем, и зависит от его стажа и опыта внутри священных стен, а также личностных качеств.

В городах и регионах России

Средняя заработная плата у священников по Российской Федерации равна 57 тысяч рублей, но варьирует от большего к меньшему значению в зависимости от региона.

  • В Москве заработок священника составляет 60 тысяч рублей в месяц.
  • В Санкт-Петербурге месячный доход служителя церкви равняется 50 тысяч рублей.
  • Самой высокооплачиваемым регионом является Приморский край. Там заработок священнослужителя составляет около 100 тысяч рублей за проработанный месяц.

В западных странах

В странах бывшего Советского Союза заработок священников является примерно равным заработку коллег из России.

На Украине средняя зарплата священника равна 14800 гривен (около 32 тысяч рублей). Максимум дохода был зафиксирован у представителей церкви из Киева – 200 тысяч гривен (около 433 тысяч рублей).

Такие огромные суммы обычно получают священники, которые «нечисты» на руку и не скупятся брать взятки. В России также встречаются недобропорядочные служители церкви, но существует оргкомитет, который старается тщательно отслеживать природу дохода того или иного священника.

В Белоруссии заработок священника в среднем составляет 805 белорусских рублей (примерно 24 тысячи рублей), что на порядок ниже российской зарплаты.

  • За рубежом заработок священнослужителей нельзя назвать высоким и прибыльным. Там вся сумма дохода составляется из отчислений из фонда церкви, который также выплачивает пенсии священникам (в среднем 1100 евро). Например, в Италии и Испании средняя месячная плата составляет 700-800 евро.
  • В Чехии зарплата представителя церкви равно 600 евро за месяц.
  • Во Франции заработок священника составляет 950 евро, при государственном минимуме зарплаты в 1100 евро. Но для них государство выделяет бесплатное жилье. Представители других верований получают пенсию в размере 900 евро.
  • В Бельгии начинающий священник может рассчитывать на месячный доход в размере 1800—2000 евро, а священник с многолетним стажем зарабатывает от 6 тысяч евро.

В заключении следует сказать, что заработок священнослужителей зависит от многих факторов и отличается нестабильностью. Сегодня церковь получила крупное пожертвование, а завтра ничего нет. Поэтому назвать конкретные цифры дохода священнослужителей крайне трудно.

Источник: http://700deneg.ru/skolko-zarabatyivaet-svyashhennik.html

МОСКВА, 14 янв — РИА Новости, Александр Филиппов. “Церковь живет на пожертвования.

Храм не рабочее, а сакральное место” — эти аргументы в пользу изменения законодательства услышаны Госдумой и президентом, но в обществе вызвали неоднозначную реакцию.

Правда ли, что религиозные организации теперь могут не платить сотрудникам даже минимальную заплату, сколько в среднем получают в православных храмах и есть ли там рабочие места, рассказали РИА Новости представители законодательной власти и церкви.

“У священников нет зарплаты”

Величественный белокаменный храм Московских Святых — один из самых больших в столице. Служат здесь, кроме настоятеля игумена Сергия Рыбко, еще семь священников и два дьякона.

Отец Сергий вместе с тремя священниками и двумя дьяконами служат также в храме Сошествия Святого Духа на Лазаревском кладбище. Помимо этого, в обоих храмах работает человек десять сотрудников по штатному расписанию.

Но многие трудятся безвозмездно.

А какую зарплату получают священники? “Такого понятия у нас нет. Священник служит и должен это делать даже бесплатно”, — объясняет отец Сергий. Трудовой договор священнику “не положен”, как и трудовая книжка. “А вот простые сотрудники заключают договоры, и им начисляют зарплату”, — добавляет игумен.

Духовенство, вопреки расхожему мнению, живет небогато. “Например, в деревенском храме в Калужской области мои знакомые получают мизерную сумму и вынуждены подрабатывать”, — продолжает священнослужитель.

Все зависит от размера пожертвований, а это, в свою очередь, — от прихода. В новых храмах, где почти нет прихожан, пожертвования на клир небольшие. А в старых храмах с большими приходами остаются деньги и на штатных сотрудников.

По словам отца Сергия, сегодня в Москве дьякон в среднем зарабатывает 20-30 тысяч рублей в месяц.

“В богатых столичных храмах, которые не закрывались даже при советской власти, настоятели могут получать 100 тысяч, рядовые священники — 60-80 тысяч. А в деревнях в некоторых храмах вообще ничего не платят”, — вздыхает игумен.

И уточняет, что средняя зарплата персонала религиозных учреждений в Москве — 18-20 тысяч рублей, что соответствует столичному минимальному размеру оплаты труды (МРОТ).

Минимальная зарплата бывает разная

Федеральный МРОТ в 2019 году согласно закону № 481-ФЗ установлен на уровне прожиточного минимума: 11 280 рублей. Никакая организация не имеет права платить сотрудникам меньше, иначе штраф — 50 тысяч рублей. Причем каждый регион России волен устанавливать надбавку к федеральному МРОТ. Так, в Москве МРОТ составляет 18 781 рублей, а в Московской области — 14 200.

Организации должны начислять зарплату не меньше регионального МРОТ, если только они официально от этого не откажутся. Но для отказа нужно согласие профсоюза.

Это условие до последнего времени было невыполнимым для религиозных организаций, поскольку в России нет соответствующих профсоюзов.

Последние поправки, принятые одновременно с законом, устанавливающим федеральный МРОТ, решили эту проблему.

“Каждая религиозная организация должна платить сотрудникам зарплаты не ниже МРОТ. Это норма Трудового кодекса”, — подчеркивает один из авторов законопроекта, председатель комитета Госдумы по труду депутат Ярослав Нилов.

По его словам, при рассмотрении законопроекта на заседание комитета Госдумы по труду приглашали представителей традиционных религиозных организаций и все единогласно высказались за принятие поправок.

В Русской православной церкви вынуждены отказываться от регионального уровня минималки в частности потому, что “некоммерческие организации, в том числе религиозные, существуют за счет пожертвований граждан и не имеют постоянных источников финансирования”. “Отдаленные сельские приходы не всегда могут соблюсти требования о минимальной заработной плате. И контингент работников у нас особый”, — объясняет РИА Новости руководитель юридической службы Московского патриархата игуменья Ксения (Чернега).

Надо добавить, что православные семьи, как правило, многодетные, поэтому жены просто лишены возможности работать — им надо заниматься детьми. Причем это касается не только семей священников, но и многих мирян.

Традиционные конфессии с 2016 года ставили вопрос об определении особого порядка отказа от региональных соглашений для религиозных организаций. “В минувшем году нас услышали, закон принят и подписан президентом”, — говорит игуменья Ксения.

Священное или рабочее место?

Условия труда в церкви тоже особые. Игуменья уточняет: “У священника не работа, а служение”. Его оформляют в штат храма указом правящего архиерея. Этот указ — единственный юридический документ для государственных органов”.

“Трудовой договор со священниками не заключается, потому что они не являются работниками — закон “О свободе совести” выводит их из этой категории. Они — отдельная категория, не вступающая в трудовые отношения с религиозной организацией. При этом все отчисления в фонды — пенсионный, социального и медицинского страхования — осуществляются”, — заверила главный юрист Московской патриархии.

А вот мирские работники религиозных организаций, в отличие от священников, оформляются по трудовому договору или как добровольцы по договору о добровольческой деятельности.

Вторая резонансная поправка к трудовому законодательству касается Федерального закона “О специальной оценке условий труда”. По закону все организации на территории России до 2014 года должны проходить аттестацию рабочих мест.

Но у религиозных организаций и здесь своя специфика. “Если в храме исходя из религиозных правил проводят богослужение при свете свечей, каким образом выполнять оценку этого рабочего места?” — недоумевает депутат Нилов.

Поэтому в Госдуме решили избавить священнослужителей от этой обязанности.

“Алтари, храмовые задания и храмовые территории нельзя рассматривать как рабочие места, подлежащие аттестации”, — подчеркивает игуменья Ксения. Цель аттестации — выявление “вредных производственных факторов”, например, “наличия электромагнитных полей, вредных микроорганизмов, радиоактивного излучения”.

“Но как позволить специализированным организациям проверять религиозные объекты, места служения наших священников и религиозного персонала на предмет наличия вредных производственных факторов? Ведь люди Богу служат!” — говорит руководитель юридической службы Московского патриархата.

Принятая поправка распространяется и на рядовых сотрудников церковных организаций, работающих в прихрамовых зданиях.

“Мы просто хотим избежать оскорбления чувств верующих и не можем допустить посторонние организации производить оценку мест служения наших клириков и религиозного персонала, выявлять какие-то вредные факторы в наших зданиях, на территории монастырей, приходов, — объясняет игуменья.

— Это позиция не только Русской православной церкви, это консолидированная позиция религиозного сообщества традиционных конфессий — мусульман, протестантов, иудеев. Она отражена в протоколах заседания комитета Госдумы по труду”.

“Представьте маленький храм: как оценить рабочее место сторожа? Нельзя сравнивать храм и шахту. Эта норма была создана для оценки потенциально опасных рабочих мест”, — убежден депутат Нилов.

В пресс-службе Минтруда не стали комментировать поправки, сославшись на то, что законопроект выдвинут депутатами Госдумы.

Источник: https://ria.ru/20190114/1549247759.html

Сколько зарабатывает церковь в России? Сколько зарабатывают служители церкви, батюшки, попы, священники?

Есть ли зарплата у священников

Мой муж — священник, но так было не всегда.

Тридцать пять лет назад мы познакомились в Москве в университете. Поженились, родилась дочь, мы крестили ее в деревенском храме. Обстановка так впечатлила мужа, что он решил креститься и сам, а потом захотел и обвенчаться.

Муж шел на красный диплом в МГУ, ему приходили приглашения в аспирантуру от иностранных вузов. Но он стал ходить в храм, подружился с батюшкой, помогал ему и всё больше приобщался к церкви. Через десять месяцев после окончания университета его рукоположили.

Церковные специальности

Чтобы лучше понимать, как устроена работа церкви, я расскажу, кто в ней вообще служит.

  • Настоятель храма — главный по всем вопросам и управляющий. Он решает, на что потратить деньги, выдает зарплату, управляет закупками и персоналом.
  • Священники выполняют ежедневные обязанности: ведут службы, проводят требы — крестят, венчают, отпевают и освящают.
  • Диаконы помогают на службах и требах в храме.
  • Младший персонал — алтарники и пономари — разжигают кадила, готовят храм к службе, следят за одеяниями.

Еще есть свечницы, уборщицы, охранники, бухгалтер, чтецы, певцы — всё как в обычной компании, только работа проходит в храме.

В церкви есть община — несколько активных прихожан-волонтеров. Одного из них назначают старостой, и он получает зарплату. Староста — как завхоз. Он ищет спонсоров, договаривается с подрядчиками, распределяет благотворительную помощь среди прихожан и бедных.

В нашем храме служит один священник — мой муж, диакона нет. В алтаре помогают прихожане или наши сыновья.

Основная часть сотрудников получает фиксированную зарплату. Все трудоустроены официально: есть запись в трудовой книжке, страховые и пенсионные взносы. В маленьком храме нет диаконов и рядовых священников — всю работу делает настоятель.

По сути выходных нет, как и отпуска. Всю жизнь священник обязан служить по воскресеньям. Если куда-то уезжаешь, нужно найти там храм и договориться о службе.

Выходных нет, как и отпуска. Всю жизнь священник обязан служить по воскресеньям

Пенсии в том смысле, что можно перестать работать в определенном возрасте, у священников нет: служить нужно до самой смерти или пока позволяет здоровье.

Знаю батюшек, которые уже не могли ходить, но по воскресеньям служили: их приводили в храм под руки, а на службе они не выходили из алтаря и работали сидя. Единственная причина не работать — тяжелая болезнь, когда нет возможности встать с кровати.

Однажды мужа забрали в больницу с аппендицитом сразу после воскресной службы, а уже в следующее воскресенье он служил снова.

Пенсию платит государство. Поскольку официальная зарплата священника — минимальный оклад, то и пенсию получают минимальную.

Уйти по своему желанию в другую церковь или переехать нельзя: священники подчиняются епископу и работают там, где он скажет.

Переезд в Россию

Первый наш приход был в райцентре в Украине. Храм находился в заброшенном кинотеатре. Помещение было разрушено: с потолка падали балки, штукатурка осыпалась. Служить приходилось в небольшом вестибюле. В городке не было отопления, свет давали по расписанию. Чтобы провести службу, зимой приходилось включать обогреватели. А если не было света, кадило примерзало к рукам.

Если не было света, кадило примерзало к рукам

Муж прослужил там десять лет, служба не приносила денег, а детей у нас уже было четверо. Поэтому приняли решение переезжать.

Муж поехал в Троице-Сергиеву лавру к старцу за советом. Тот велел ехать «на север от Москвы». Так и вышло: муж нашел приход в областном центре, снял крошечную квартиру и прошел испытательный срок. Через полгода я взяла детей и иконы и переехала к нему.

В храме был купол, крест и входные двери. Внутри — ничего похожего на церковь. В советское время в помещении была птицефабрика и лесопилка, здание перешло в собственность РПЦ незадолго до нашего переезда. Не было иконостаса, пол разного уровня, внутренние помещения без отделки.

В самом храме лежали ненужные вещи до потолка, штук десять советских сервантов, кресел. Было ощущение, что люди несли ненужное в храм, чтобы не отвозить на свалку. Возможно, они делали это из добрых побуждений, но вещи и мебель стояли посреди церкви никому не нужные.

В советское время храм разделили на два этажа, нам пришлось срезать балки, которые держали второй уровень. В одном из приделов был туалет и душевые комнаты. Вокруг плесень и сырость, старинные фрески на стенах не сохранились.

Мы до сих пор, уже десять лет, приводим церковь в порядок. Первым делом вызвали два трактора с прицепом для хлама, потом поменяли пол: в нем были щели толщиной в палец. Всё это делаем на пожертвования.

Территорию вокруг храма раньше использовали как свалку для строительного мусора со всего города. Там были стекла, окна, песок, цемент, железобетонные блоки. Отвоевываем землю по кусочкам: вывозим мусор, сажаем цветы и деревья. Глубоко копать не получается, потому что внизу строительный мусор и бетон.

На территории храма стояло недостроенное помещение, которое мы приспособили под дом. Мы называем его своим, но юридически он принадлежит епархии. Если мужа переведут в другое место, дом мы потеряем.

Регулярные расходы церкви

Разумеется, считать церковь бизнесом нельзя. Но если бы она была бизнесом, то наша церковь была бы очень убыточным бизнесом.

В нашем храме работают настоятель, две свечницы по очереди, уборщик, дворник, староста и хор. В будни в хоре поют два человека, в выходные и на праздники — четыре или больше. Хор получает оплату за выход, все остальные на ставке. Еще есть повар: по воскресеньям мы кормим прихожан обедом. Раньше были охранники, сейчас на них нет денег. Отдельно платим преподавателю воскресной школы.

Всех сотрудников оформляем официально, платим зарплату по закону и отчисляем страховые взносы. Вот сколько уходит на зарплаты:

Зарплата в месяц

Повар на выходные и праздники

На налоги уходит еще около 10 000 ₽, я точно не знаю. Бухгалтерию бесплатно ведет прихожанка.

Кроме зарплат, есть другие регулярные расходы:

летом 7000 ₽, зимой 30 000 ₽

Вино и просфоры для служб, ладан

Еще на выходных и в праздники мы готовим обед для всех желающих. Вызываем повара, который готовит простые блюда: суп, второе, компот. Обеды на выходные делаем скромные, а на Пасху и Рождество тратим 2000-3000. Ещё кормим всех прихожан на престольный праздник.

170 000 ₽

в месяц нужно на содержание храма

В среднем таких расходов набегает на 170 000 рублей в месяц. Но есть еще налоги. Первое время платили только пенсионные и страховые взносы за сотрудников. Лет пять назад ввели отчисления на епархию — 32 тысячи рублей.

Разовые расходы: иконы и паникадило

200 000 ₽

стоит икона для храма

В храме почти не было икон. Заказываем по одной-две, как появляются деньги. Самая дорогая икона стоила 200 000 рублей.

Процесс написания иконы. Иконописец сделал рисунок и расписывает его маслом

Сейчас делаем иконостас, тоже частями. Там дорогая работа: резьба по дереву, ручная роспись. Материал закупили, резчик работает постоянно, а платим ему как получится.

Храм требует постоянных вложений денег и труда. То замок сломался, то ворота не закрываются, то нужно облачения постирать-погладить. Раньше стирала я, но из-за болезни оставила. Теперь приходится платить, чтобы всё привели в порядок.

Все приборы освещения в храм купили мы: паникадило, светильники настенные и в боковых приделах. Купили подсвечники, мебель для воскресной школы, постепенно поменяли все окна. На это ушло восемь лет.

Поставили детскую площадку. На территории для прихожан оборудовали теплый туалет с водой и канализацией — раньше была деревянная постройка с выгребной ямой.

Три года назад проверяющие обнаружили, что бойлерная не по нормативам обустроена, пришлось вызвать специалистов. Установили манометры, счетчики и еще что-то: тысяч на 20 потянул ремонт.

На чём зарабатывает церковь

Церковь зарабатывает на торговле и на выполнении треб. Но если церковь как наша, денег будет мало, потому что мало прихожан.

Когда муж стал настоятелем, сбылась его мечта: не брать деньги за требы. Требы — это венчание, крещение, панихида, отпевание, освящение квартиры, машины, магазина, молебен: всё, что делают по требованию, а не в общем порядке. Нет прайс-листа, услуга стоит столько, сколько люди готовы пожертвовать в кружку для сбора денег. Из-за этого бывают инциденты.

Перед крестинами муж проводит беседу с родителями и крестными. Рассказывает, что нужно делать, зачем обряд, как должны себя вести крестные родители. Беседа длится несколько часов, для этого у нас отведено время каждую неделю.

Однажды будущий крестный отец вспылил, что его заставляют слушать «всякую ерунду за его же деньги». Оказалось, свечница при записи сказала, что крестины стоят тысячу рублей. Она переживала, что в храме мало пожертвований, и хотела помочь.

Муж ее чуть не уволил, но помирились.

Бывает, что приходят венчаться люди, которых мы до этого не видели на службе. Иногда записываются на крещение с другого конца города.

Когда спрашиваешь, почему выбрали именно наш храм и будут ли потом водить ребенка, в ответ слышишь: «Ну просто у вас бесплатно». Крестить и венчать не отказываем, а объясняем, чтобы всё делали в том храме, куда будут постоянно ходить.

Крестим даже приезжих, но при условии, что родители и крестные исповедуются и причастятся. После беседы многие делают это впервые.

Иногда записываются на крещение с другого конца города. Когда спрашиваешь, почему выбрали именно наш храм и будут ли потом водить ребенка, в ответ слышишь: «Ну просто у вас бесплатно»

В кассе денег по-разному бывает. В будний день может быть выручка 100 рублей, в воскресенье и праздники — 3000-5000 рублей. В среднем месячная выручка в кассе 20-40 тысяч.

В храме продаем иконы, свечи и утварь. Товар закупаем на епархиальном складе и делаем минимальную наценку. В других местах делать закупки нельзя.

На территории храма есть подсобные помещения, мы их сдаем в аренду под производство. В месяц выходит 12 000 рублей.

В итоге наша церковь зарабатывает в месяц 32 000-52 000 рублей, а тратит 200 000 рублей, это без расходов на ремонт и зарплату батюшки.

Пожертвования деньгами и детским питанием

Еще один источник дохода — это пожертвования. У нас есть расчетный счет и кружка для сбора в храме. Люди помогают деньгами, материалами и продуктами.

Однажды пришел мужчина и сказал, что хочет оплатить установку креста на купол. Оказалось, его дед был среди людей, которые скинули этот крест в советское время, а внук решил так исправить содеянное.

Когда мы только переехали в Россию, приехала в гости прихожанка из Украины и дала на дом три с половиной тысячи долларов. На эти деньги провели канализацию и воду, сделали электрику, отделали стены вагонкой. Дело шло к зиме, а денег на окна не было.

Мы боялись, что вагонку покоробит за зиму, и хотели закрыть оконные проемы клеенкой. Одна прихожанка услышала наш разговор и поставила окна за свой счет. У другого прихожанина свое производство акриловых ванн, он привез нам сантехнику.

Кто-то отдал старый диван и два кресла-кровати.

Наш дом стоит немного на отшибе, до транспорта и магазинов идти минут 15-20 пешком. Друг подарил нам первую машину — жигули-четверку. Муж так и не получил права, а я вожу всех в школу, в садик, по делам.

Машина всё время ломалась, а однажды в ней отказали тормоза, когда в салоне было четверо детей. Тогда одна прихожанка подошла и сказала: «Давайте я куплю вам новую машину, а то вы разобьетесь, и я всю жизнь буду чувствовать себя виноватой».

И купила нам новый Рено Логан.

«Давайте я куплю вам новую машину, а то вы разобьетесь, и я всю жизнь буду чувствовать себя виноватой»

Староста храма пишет письма на предприятия, муж обзванивает знакомых: просим целевую помощь на ремонт и зарплаты. Кто-то дает деньгами, кто-то продуктами и материалами.

Помощь приходит с разных сторон. Каждую субботу хлебозавод привозит несколько поддонов хлеба. Мы берем на неделю себе, раздаем сотрудникам и прихожанам. Есть поставщики, которые привозят партиями йогурты и детское питание. Обычно это продукты, у которых скоро истекает срок годности, но для нас и прихожан с детьми это хорошая помощь.

Муж организовал воскресную школу, ездит в тюрьмы, приюты, в больницы к умирающим. В такой работе вокруг священника собирается община. Кто-то дает машину, чтобы батюшка мог поехать за город в тюрьму, кто-то помогает деньгами на организацию часовни в больнице, кто-то делает сбор вещей и игрушек для детского дома.

В церковь тоже приходят с проверками

В жизни всё как в бизнесе: проблемы с деньгами, клиентами, проверками.

Когда мы жили в Украине, денег совсем не хватало. Чтобы как-то прожить, пришлось продавать вещи из дома. Сначала продали пианино, на котором играла старшая дочка, потом швейную машинку, затем в расход пошли кольца и серьги, которые достались от родителей. Сейчас уже получше, но на дом мы еще не заработали.

Проверки к нам приходят регулярно. Пожарные проверяют выходы и наличие огнетушителей, особенно перед праздниками. Энергонадзор перед отопительным сезоном проверяет исправность оборудования, пишут акт, что исправить. Тепло подключают после устранения всех неполадок.

В храме постоянно общаешься с людьми. Встречаются персонажи со странностями, а бывают настоящие сумасшедшие. Один всё время пишет жалобы епископу, президенту, в прокуратуру. Обвинял мужа в пособничестве терроризму. Нас даже вызывали в полицию писать объяснительную.

Нет гарантий, что окружающие будут жить по заповедям или скажут спасибо. Муж иногда пускает бездомных пожить в подсобном помещении, там есть вода и отопление.

Дает работу: траву покосить или снег убрать, за это отдельно платим. Пока из такого сотрудничества ничего хорошего не вышло: один жилец не хотел работать, а хотел, чтобы бесплатно кормили.

Обиделся и сжег сарай, в котором мы хранили детские велосипеды и санки. Его нашли потом, судили.

Иногда бывает ситуации, что выхода не видно. Но решение приходит откуда не ждали. Как бы ни было трудно, спасает вера.

Источник: https://delo.modulbank.ru/all/hram

Какая зарплата у священника в России?

Есть ли зарплата у священников

Большинство прихожан не знают, какая зарплата священника в России, и получает ли духовное лицо зарплату вообще.

И хотя служение Богу и выполнение своего долга должно быть бескорыстным, и идти от чистого сердца, священнослужителям нужно что-то кушать, где-то жить, платить за квартиру и одеваться. А некоторые батюшки имеют большие семьи, на всё это нужны деньги, а откуда они их берут?

В далёком прошлом священники жили исключительно на пожертвования прихожан и подаяния. Хорошо было духовникам в городах, где есть обеспеченные люди, которые много грешат, и много жертвуют.

А если это небольшой приход в деревушке на 10 домов, где живут лишь набожные старики? Иногда такие небольшие приходы спасали меценаты, но это, если повезёт.

Чаще всего, священникам приходилось держать хозяйство, заниматься земледелием, и жить с того, что сам заработает.

По сути, есть ли зарплата у священнослужителей сейчас, однозначно сказать сложно. Да, она как бы есть, но по-прежнему зависит от доходности его прихода.

У священника есть трудовая книжка, но трудовой договор ему не положен. Он служитель Бога, и обязан это делать безвозмездно.

Остальные работники храма, такие как сторожа, дьяконы, певчие, уборщики, и прочие, имеют и трудовой договор, и определённую ставку. У батюшки этой ставки нет.

РПЦ – одна из богатейших в РФ организаций. Мы видим богатые оклады на иконах, золотые кресты у священников, шикарные автомобили, и невольно задумываемся, сколько зарабатывает этот батюшка в церкви? Неужели так много, что он может позволить себе всё это покупать?

Средняя зарплата священника в России составляет 1 МРОТ по региону, к которому он приписан, но и это необязательно.

Чтобы получить этот МРОТ (если приход убыточный), священник должен обратиться в вышестоящую епархию и написать заявление о финансовой помощи.

После этого, к нему в приход приедет специальная комиссия, и оценит так ли служитель церкви нуждается в помощи, или он просто плохо служит Богу?

По данным издания Businessman.ru, в Москве настоятель храма получает от 100 000 рублей до миллиона, а рядовой священник — от 60 000 до 80 000 рублей. В региональных центрах зарплаты варьируются от 20 до 200 тысяч рублей. Начинающий священник зарабатывает 35 тысяч рублей в месяц.

Из чего складывается зарплата священника в России? Это платные услуги за крестины, венчание, отпевание и прочие требы, которые раньше выполняли бесплатно.

Конечно, прихожане всегда жертвовали на нужды храма, но эти пожертвования были добровольными, и каждый определял сам, сколько он даст за крестины или отпевание.

Сейчас же есть прайс-лист, который висит прямо на дверях храма, и каждый сможет с ним ознакомиться.

Кроме того, часто при храмах есть небольшие лавки, где продаются свечи, крестики, иконы и прочие мелочи. И надо сказать, что цены в таких лавках немаленькие, хотя эти товары делают тут же на месте, или в соседнем монастыре монахи.

По неписаным правилам, 20% со всех доходов епархии идёт «наверх», высшему начальству. Из оставшихся денег оплачиваются коммунальные услуги, начисляется зарплата наёмных работников, делается ремонт, и если что останется, значит, это идёт на зарплату священнику.

Зарплата священника РПЦ может отличаться, как день и ночь, даже среднюю цифру назвать сложно. В московских храмах священники получают от 50 тыс. руб. до 200 тыс. руб., а в Калужской области зарплата батюшки не превышает 15 тыс. руб.

Если приход убыточный, батюшке могут указать на необходимость подрабатывать и активней работать с людьми. Ведь прихожане – это единственный источник дохода и священник должен работать с людьми, ради увеличения прихода, и дохода церкви.

Какие льготы у священнослужителей? В каждой религиозной организации есть собственный устав, и все правовые и финансовые вопросы решаются внутри этой организации. Священники не являются наёмными работниками, зарплата у них именуется «даром», или «материальной помощью». И всё же, определённые социальные гарантии и льготы священнослужителей существуют.

Церковь, хоть и не выплачивает зарплату священникам, платит за них НДФЛ по определённой ставке, как не коммерческая структура, и страховые взносы. То есть, у всех без исключения священников есть медицинский полис, им может быть оформлен больничный лист в случае болезни.

Также они могут обратиться с заявлением на санаторно-курортное лечение, но это решается в порядке общей очереди.

Льготы? По большей части льгот у священников нет. Все бонусы и скидки определяют непосредственно организации, в которые обращаются священнослужители по тем или иным вопросам. Если приходской священник задумает подремонтировать храм и обратится в строительную организацию, строители могут сделать ему скидку, но это исключительно добрая воля строительной организации.

Пенсия священнослужителей в России. В РПЦ непростая ситуация с зарплатами, а получают ли священники пенсию? В 2004 году между Пенсионным фондом РФ и РПЦ был заключён договор, о пенсионных правах священнослужителей, и были достигнуты определённые договорённости.

У священников есть трудовая книжка, есть стаж, и Финансовое управление РПЦ ежемесячно выплачивает за каждого священнослужителя определённую сумму, в том числе и в пенсионный фонд. Как и в случае с обычными наёмными рабочими, сумма налога определяется исходя из зарплаты священника, если приход убыточный отчисления в ПФ идут исходя из МРОТ.

В богатых церквях зарплата у священников больше, соответственно, и пенсия у них будет выше.

Большинство людей мечтают уйти на пенсию, но только не священники. Очень малый процент священнослужителей оставляет свой приход достигнув пенсионного возраста (на общих основаниях). Чаще всего, они лишь освобождаются от административных обязанностей, но остаются работать при храме, и продолжают служить Богу.

Профессия – священник выбирается сознательно, на всю жизнь, туда идут не ради денег. Чтобы стать даже приходским священником, следует пройти долгий путь от духовной семинарии, выполнить все условия, которые требуются для получения сана. Смирение – одна из добродетелей священнослужителей, они готовы жить в бедности, ради служения Богу.

Подписывайтесь на канал, ставьте лайки!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/bighead/kakaia-zarplata-u-sviascennika-v-rossii-5cc5cd011147c000b3025f33

Служитель закона
Добавить комментарий