Практика по приговорам ч2 ст 159 ук рф за хищение бюджетных средств

Громкие дела по статье 210 Уголовного кодекса РФ

Практика по приговорам ч2 ст 159 ук рф за хищение бюджетных средств

ТАСС-ДОСЬЕ. 26 марта 2019 года бывший министр Открытого правительства РФ Михаил Абызов был задержан по уголовному делу о хищении 4 млрд рублей. Следственный комитет РФ предъявил ему обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 210 и ч.

4 ст. 159 Уголовного кодекса РФ (“Создание преступного сообщества с использованием служебного положения” и “Мошенничество в особо крупном размере”). Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал о статье 210 Уголовного кодекса РФ и громких случаях ее правоприменения.

Статья 210

Статья 210 “Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)” была включена в Уголовный кодекс РФ с момента его принятия в 1996 году. Особенность данной статьи состоит в том, что уголовная ответственность установлена за сам факт организации преступного сообщества либо участия в нем независимо от того, были ли совершены какие-либо преступления.

Участие и организация (руководство) преступным сообществом относятся к категориям тяжких и особо тяжких преступлений и могут караться вплоть до пожизненного заключения.

Согласно действующей редакции статьи 210 УК РФ, организаторам и руководителям преступного сообщества грозит лишение свободы на срок от 12 до 20 лет, участникам такой преступной группы – от пяти до десяти лет.

При этом лица, совершившие преступление с использованием своего служебного положения, могут быть приговорены к лишению свободы на срок от 15 до 20 лет, а те, кто занимает “высшее положение в преступной иерархии” (ч. 4 ст. 210), – вплоть до пожизненного заключения.

Статья 210 предполагает также наказание в виде штрафа до 1 млн рублей для лидеров преступной группы и до 500 тыс. рублей для ее участников.

Согласно данным судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2017 году по 210-й статье Уголовного кодекса были осуждены 156 человек, в первом полугодии 2018 году – 59 (более поздние данные не опубликованы).

Ужесточение наказания

В 2019 году президент РФ Владимир Путин внес в Госдуму проект поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, которыми ужесточается ответственность за создание и руководство организованным преступным сообществом. 14 марта поправки приняты Госдумой РФ, 27 марта одобрены Советом Федерации. Закон вступит в силу после подписания президентом.

Уголовный кодекс дополняется новой статьей 210.1 (“Занятие высшего положения в преступной иерархии”), которая устанавливает за это преступление наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до 15 лет с возможным штрафом в размере до 5 млн рублей.

При назначении наказаний по совокупности максимальный срок лишения свободы не может быть больше 30 лет, а по совокупности приговоров – более 35 лет.

Кроме того, законом предусматривается, что лицам, занимающим высшее положение в преступной иерархии, не может быть назначено наказание ниже низшего предела либо условное.

В отдельный состав преступления выделена норма, касающаяся собраний лидеров и членов ОПГ (так называемых сходок) в целях совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьей 210 УК РФ.

Наказание за это установлено в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет с возможным штрафом в размере до 1 млн рублей. Помимо этого, увеличиваются штрафы за организацию и руководство ОПГ, а также за использование служебного положения – до 5 млн рублей.

Участие в преступном сообществе будет караться лишением свободы на срок от семи до 10 лет со штрафом до 3 млн рублей.

Громкие уголовные дела по статье 210

16 февраля 2010 года в Новосибирске по обвинению в участии в так называемой труновской преступной группировке (по фамилии одного из фигурантов дела, предпринимателя Александра Трунова) были задержаны советник губернатора по спорту Александр Солодкин и его сын – Александр, вице-мэр Новосибирска. В ноябре того же года был арестован бывший замначальника областного УФСКН Андрей Андреев.

В ноябре 2015 года суд приговорил отца и сына Солодкиных к шести и 8,5 годам лишения свободы соответственно, Андреева – к 11 годам заключения. Впоследствии Верховный суд смягчил приговор младшему Солодкину, сократив срок до восьми лет колонии, и Андрею Андрееву – до семи лет. Александр Солодкин-старший в июне 2016 года вышел на свободу, его сын Александр отбывает срок в колонии общего режима.

В 2014 году дело об организации преступного сообщества было возбуждено в отношении начальника ГУЭБиПК МВД РФ Дениса Сугробова и ряда сотрудников управления.

По данным следствия, в 2011 году Сугробов совместно с подчиненными создал преступное сообщество, которое занималось фальсификацией доказательств, являвшихся основанием для уголовного преследования.

В общей сложности арестованным экс-сотрудникам ГУЭБиПК инкриминировали 21 эпизод преступной деятельности, потерпевшими от их действий были признаны 30 человек.

27 апреля 2017 года Сугробов был признан виновным в организации преступного сообщества с использованием служебного положения и превышении должностных полномочий. Суд приговорил его к 22 годам заключения в колонии строгого режима. 19 декабря 2017 ггода Верховный суд РФ смягчил приговор Денису Сугробову до 12 лет в колонии строго режима.

В июне 2014 год в Москве на так называемой сходке криминальных структур был арестован “криминальный авторитет” из Алтайского края Мамука Чкадуа по прозвищу Мамука Гальский. Он стал первым из лидеров ОПГ, которому было предъявлено обвинение по ч. 4 ст.

210 УК РФ, то есть по факту организации преступного сообщества лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии. В апреле 2017 года суд приговорил его к 17 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Задержанные вместе с Мамукой Гальским 20 участников организованного преступного сообщества получили различные сроки заключения.

В декабре 2014 года Главное следственное управление СК РФ по городу Москва начало расследование уголовного дела в отношении Хасана Закаева, одного из организаторов захвата заложников в театральном центре на Дубровке в 2002 году.

Закаеву предъявили обвинения в участии в преступном сообществе, а также в подготовке теракта, пособничестве в захвате заложников, покушении на убийство, незаконном хранении оружия и др. 21 марта 2017 года он был приговорен к 19 годам колонии строго режима.

29 августа 2017 года Верховный суд РФ смягчил приговор до 18 лет и 9 месяцев за счет переквалификации ряда обвинений.

18 сентября 2015 года дело по обвинению в организации преступного сообщества и мошенничестве было возбуждено в отношении главы Республики Коми Вячеслава Гайзера, его заместителя Алексея Чернова и ряда других лиц. Позднее аналогичное обвинение предъявили и экс-главе Коми Владимиру Торлопову.

По данным следствия, Гайзер и другие фигуранты дела в 2006 году в составе преступной группы незаконно завладели рядом предприятий Коми. Размер причиненного ущерба оценен в 4,5 млрд рублей. В настоящее время судебное расследование продолжается.

26 марта 2019 года обвинение запросило для Гайзера 21 год лишения свободы и штраф в размере 500 млн рублей.

23 января 2018 года стало известно о задержании начальника ГИБДД по Кировской области Александра Плотникова, на следующий день он был арестован. Его подозревают в мошенничестве, создании преступного сообщества и участии в нем, а также в превышении должностных полномочий.

По версии следствия, с января 2014 года по октябрь 2017 года участники преступной группы приобрели 279 машинокомплектов “КамАЗов” устаревшего, второго, экологического класса, эксплуатация которых в РФ запрещена. Подозреваемые сфальсифицировали паспорта транспортных средств и зарегистрировали их в региональном ГИБДД.

Все автомобили были проданы, в результате покупателям причинен ущерб в 837 млн рублей.

1 марта 2018 года Куйбышевский суд Санкт-Петербурга начал судебный процесс в отношении Владимира Барсукова, организатора так называемой тамбовской преступной группировки, ранее приговоренного к 23 годам лишения свободы (в совокупности) по обвинениям в рейдерских захватах, вымогательстве и покушении на убийство. 20 марта 2019 года Барсуков и его сообщник Вячеслав Дроков были признаны виновными в создании и руководстве преступным сообществом, участники которого совершили ряд тяжких преступлений. Барсуков приговорен к 24 годам лишения свободы, Дроков – к 21 году колонии.

31 марта 2018 года по обвинению в создании преступного сообщества, а также мошенничестве и растрате в крупных размерах был арестован совладелец группы “Сумма” Зиявудин Магомедов.

По данным следствия, вместе с братом Магомедом, а также бывшим руководителем компании “Интэкс” Артуром Максидовым предприниматель похитил 2,5 млрд рублей бюджетных средств, выделенных в том числе на строительство объектов инфраструктуры и энергоснабжения.

В ноябре 2018 года против Магомедова было выдвинуто новое обвинение в хищении 300 млн рублей при строительстве автодороги Чуйский тракт. В настоящее время следствие по делу продолжается.

16 ноября 2018 года Генпрокуратура России возбудила уголовное дело по статье 210 УК РФ в отношении главы британского фонда Hermitage Capital Management Уильяма Браудера.

По данным Генпрокуратуры, предприниматель создал преступное сообщество “с целью получения незаконной финансовой выгоды”.

Следствием установлена целая сеть компаний и кредитных учреждений на Кипре, в Латвии и Швейцарии, через которые в интересах Браудера перечислялись и обналичивались крупные суммы, исчислявшиеся десятками и сотнями миллионов долларов. Расследование продолжается.

30 января 2019 года по обвинению в организации преступного сообщества были задержаны сенатор от Карачаево-Черкесии Рауф Арашуков и его отец, советник гендиректора компании “Газпром межрегионгаз”, депутат Народного собрания Карачаево-Черкесской Республики Рауль Арашуков.

Сенатор обвиняется в участии в преступном сообществе, которое создал его отец, а также в организации убийств и давлении на свидетелей. По версии следствия, целью преступного сообщества было хищение природного газа на территории Северо-Кавказского федерального округа на сумму более 30 млрд руб.

Вместе с Арашуковыми по делу проходят еще несколько человек – представители структур топливно- энергетического комплекса СКФО. Следствие продолжается.

Источник: https://tass.ru/info/6264781

Статья 159. Мошенничество

Практика по приговорам ч2 ст 159 ук рф за хищение бюджетных средств

Статья 159. Мошенничество

1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, –

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, –

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

5. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

6. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

7. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в особо крупном размере, –

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечания. 1. Значительным ущербом в части пятой настоящей статьи признается ущерб в сумме, составляющей не менее десяти тысяч рублей.

2. Крупным размером в части шестой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая три миллиона рублей.

3. Особо крупным размером в части седьмой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая двенадцать миллионов рублей.

4. Действие частей пятой – седьмой настоящей статьи распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.05.2017 N 91П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что срок содержания заявителя под стражей продлевался по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования столь длительного лишения его свободы.

Рудаков О.Н., судимый по приговору Ленинского районного суда г. Пензы от 19 марта 2001 г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден 19 августа 2002 г. условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 13 дней, был задержан 24 июня 2009 г. в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 25.05.2017 N 20-АПУ17-4Приговор: По ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ за покушение на хищение чужого имущества путем обмана (мошенничество) с использованием своего служебного положения.

Определение ВС РФ: Приговор изменен, исключено указание на назначение осужденной дополнительного наказания в виде штрафа; внесены уточнения о том, что в соответствии с ч. 3 ст.

47 УК РФ осужденной назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности в судебной системе и в государственных правоохранительных органах Российской Федерации, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на три года.

осуждена по ч. 3 ст. 30 – ч. 3 ст. 159, 73 УК РФ на 2 (два) года лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 (один) год и 6 (шесть) месяцев со штрафом “в размере 40 (сорока тысяча) рублей”. На основании ч. 3 ст.

47 УК РФ она лишена права занимать какие-либо должности в судебной системе Российской Федерации и в государственных правоохранительных органах Российской Федерации в течение трех лет со дня вступления приговора в законную силу.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18.05.2017 N 53-АПУ17-6Приговор: По п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство из корыстных побуждений; по ч. 3 ст. 159 УК РФ за мошенничество в крупном размере (2 эпизода); по ч. 4 ст. 159 УК РФ за мошенничество в особо крупном размере.Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

осужден по п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/UK-RF/osobennaja-chast/razdel-viii/glava-21/statja-159/

Украл больше, дали меньше: какие приговоры выносили мошенникам в Приморье в 2016 году

Практика по приговорам ч2 ст 159 ук рф за хищение бюджетных средств

Деньги. РИА PrimaMedia

Почти треть всех преступлений на Дальнем Востоке происходит, как показывает статистика, в Приморском крае. И экономические преступления в этой статистике стоят далеко не на последнем месте.

Совсем недавно был вынесен приговор по делу о мошенничестве экс-главе баскетбольного клуба “Спартак-Приморье” Эдуарду Сандлеру. Сумма ущерба составила около 6 млн рублей.

Спортивный менеджер Сандлер получил два года реального тюремного заключения (на момент выхода публикации приговор в законную силу еще не вступил).

А недавно в Приморье был вынесен другой приговор по той же статье, председатель думы Дальнереченска получил 4 года колонии, при этом ущерб от его деятельности составил 22 тысячи 40 рублей. РИА PrimaMedia предлагает вспомнить самые громкие подобные дела за 2016 год и сравнить реально нанесенный ущерб с тем наказанием, которое посчитал нужным назначить суд.

В расчет принимаются две статьи УК РФ: 159 (Мошенничество) и 160 (Присвоение или растрата) ввиду их схожести. Максимальное наказание, предусмотренное обеими статьями — 10 лет лишения свободы.

Теневой баскетбол: 6 млн рублей — 2 года колонии

Эдуард Сандлер, долгое время возглавлявший и тренировавший приморский баскетбольный клуб, оказался замешан в скандале с субсидиями.

Как уже было установлено в суде, он, являясь генеральным директором ООО “СпортМаркетингГрупп”, заключил с баскетбольным клубом “Спартак-Приморье” договор по обеспечению нужд баскетбольных команд по транспорту, проживанию, аренде площадки и др.

В течение 2013 – 2014 годов он предоставлял (с помощью другой фигурантки) в департамент физической культуры и спорта Приморья ряд заведомо подложных документов, подтверждающих несуществующие расходы, по которым потом получал субсидии. Никаких заявленных в документах услуг, как считает следствие, оказано не было.

Из бюджета Сандлер таким образом получил 6 млн рублей, которые потратил вместе с сообщницей. Признав подсудимого виновным в мошенничестве, суд приговорил его к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Хитрый животновод: 600 тысяч рублей — 2 года условно

В июне 2016 года суд назначил наказание бывшему депутату Малиновского сельского поселения, тоже обманувшего государство с субсидиями. Как было установлено, он, будучи предпринимателем, получил из бюджета субсидий на 600 тысяч рублей по программе развития животноводства в селе Ракитное. Правда, развивать это самое животноводство так и не стал.

“Дальнереченским районным судом вынесен приговор гр-ну А., который признан виновным и осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное с использованием служебного положения)”, – таково было официальное сообщение.

Впоследствии, чтобы скрыть преступление, он предоставил в администрацию Дальнереченского муниципального района подложные документы об исполнении вышеуказанной целевой программы. Это суд тоже учел при вынесении приговора, назначив ему наказание в виде 2 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Строители-расхитители: 104,5 млн рублей на двоих — 3 года, 3 года и 4 месяца

Председателя совета директоров и генерального директора ЗАО “ТМК” приговорили к 3 годам и 4 месяцам и к 3 годам колонии соответственно за похищение 104 млн рублей предприятия. Сергей Юдин и Игорь Нестеренко выводили деньги со счетов ЗАО в фирмы-однодневки.

“Следствием и судом установлено, что с 8 сентября 2014 по 19 апреля 2015 года Сергей Юдин организовал совершение хищения генеральным директором ЗАО “ТМК” Игорем Нестеренко денежных средств, принадлежащих компании, в сумме почти 104,5 млн рублей. Фигуранты выводили денежные средства в “фирмы-однодневки”. Похищенными деньгами они распорядились по своему усмотрению”, — сообщили в прокуратуре.

Чтобы обеспечить компенсацию ущерба, в ходе расследования на имущество обвиняемых был наложен арест. У Нестеренко — почти на 60 млн рублей (квартира, земельный участок автомобиль), у Юдина – почти на 100 млн рублей (жилой дом, автомобиль и дорогостоящие наручные часы).

Приморский “Мавроди” с женой: 66 млн рублей на двоих — 8 лет и 9 месяцев, 7 лет условно

Более 300 жителей края попались на удочку афериста и его жены, которые брали у них деньги, обещая 25% годовых прибыли. Свою финансовую пирамиду они основали на доверчивых пенсионерах. Весной 2016 года приговор вступил в законную силу.

Суд установил, что гражданин создал потребительское общество, которое, прикрываясь вывеской о “кассе взаимопомощи”, принимало от людей деньги.

Преступники даже развернули рекламную кампанию, чтобы повысить лояльность потенциальных вкладчиков.

При этом, потерпевшие вводились в заблуждение: у общества не было страховых фондов, за счет которых в случае кризиса вклады должны были быть возвращены полностью.

Организованная группа действовала в период с 2007 по 2011 год на территории Приморского края. В результате похищены денежные средства 343 потерпевших, чем причинен особо крупный ущерб на общую сумму свыше 66 млн рублей.

“Суд признал подсудимых виновными в совершении указанных преступных деяний, приговорив организатора группы к 8 годам 9 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 1 млн рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Второй фигурантке дела назначено 7 лет лишения свободы со штрафом 500 тысяч рублей условно с испытательным сроком 5 лет”, — резюмировало официальное сообщение.

Главбух насчитал: 1,85 млн рублей — 2 года условно

Главный бухгалтер Контрольно-счетной палаты Владивостока был осужден на условный срок в мае 2016 года (приговор в законную силу не вступил) за хищение, вместе с председателем КСП, 1,85 млн бюджетных рублей. Преступление квалифицировано по ст. 160 УК РФ.

Как установлено в судебном заседании, главный бухгалтер КСП Владивостока в период с февраля 2013 года по январь 2015 года, сговорившись с председателем, похитил деньги из бюджета Владивостока, которые выделялись на содержание Контрольно-счетной палаты.

В ходе предварительного расследования с целью погашения ущерба на лицевой счет Контрольно-счетной палаты Владивостока главбух перечислил средства в размере 800 тысяч рублей. Позже суд удовлетворил гражданский иск Контрольно-счетной палаты о взыскании с подсудимой оставшейся суммы причиненного ею ущерба на сумму 1,05 млн рублей.

Помог украсть судно “Георг Отс”: 120 млн рублей — 4 года

Пособнику в деле о незаконной продаже судна “Георг Отс” Сергею Гилеву суд назначил наказание 4 года колонии. Дело это в свое время вызвало большой общественный резонанс. Все-таки украсть целый корабль у властей региона — та еще наглость. Правда, Гилев, как установлено в суде, был лишь пособником. Остальные фигуранты теперь в международном розыске.

Суд установил, что в марте 2013 года Гилёв, будучи руководителем ООО “Техномарин”, совместно с иностранцем помог директору КГУП “Госнедвижимость” Василию Бурову в хищении судна “Георг Отс”. В результате Приморскому краю в лице Департамента земельных и имущественных отношений причинен ущерб на сумму 119,240 млн рублей.

Несмотря на внушительную сумму ущерба, наказанием стало лишь 4 года заключения, так как в рамках расследования с ним заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. Он также перечислил в счет частичного погашения причиненного ущерба 5 млн рублей.

Мелкий мошенник попал по крупному: 22 тысячи рублей — 4 года

Несмотря на, казалось бы, небольшую сумму, за которую осудили председателя Думы Дальнереченска, наказание его постигло довольно строгое, в сравнении с остальными участниками обзора. Михаил Филиппенко осужден на целых 4 года за мошенничество.

Как было установлено, в 2012 году Филиппенко несколько раз предоставлял в отдел бухгалтерского учета и отчетности администрации Дальнереченска авансовые отчеты о возмещении командировочных расходов. Вот только фактически указанных затрат он не понес, зато получил компенсацию.

Подсудимый полностью возместил ущерб, выплатив 22,04 тысячи рублей. Однако суд все равно назначил Филиппенко наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Строитель океанариума помог украсть: 1 млрд рублей — 3 года

Одним из самых громких дел первой половины 2016 года стало дело Олега Шишова — бывшего гендиректора НПО “Мостовик”, которого осудили за пособничество в растрате более чем 1 млрд рублей на строительстве Приморского океанариума.

Чтобы избежать более сурового наказания Олег Шишов сделал все: он и возместил весь ущерб, и сотрудничал со следствием, рассказав о роли в этом деле другого фигуранта – Андрея Поплавского. Правда, все это не уберегло Шишова от реального срока, хотя адвокаты просили условный.

Кроме 3 лет колонии Шишову назначили штраф в 300 тысяч рублей. Так как приговор не обжалован, Шишов теперь должен отправится отбывать наказание в Омск.

Однако, возможно, что его заключат не в тюрьму, а в местный СИЗО, где он будет дожидаться окончания расследования еще по двум делам о неуплате налогов и мошенничестве.

Как заявляли его адвокаты, уже в этом году Шишов сможет претендовать на УДО по делу океанариума, так как находится в СИЗО уже с ноября 2014 года.

Экс-депутат хотел обмануть: 1,5 млн долларов — 2 года

Депутат Законодательного собрания Приморья третьего созыва Владимир Бугаев осужден за покушение на мошенничество. За свое покровительство в решении вопросов с силовыми структурами он пытался получить с иностранца 1,5 млн долларов.

Как было установлено судом, он ввел гражданина Китая в заблуждение, что сможет договориться не только о смягчении условий его пребывания в изоляторе. Бугаев даже пообещал, что ему назначат наказание без реального лишения свободы. Однако передавать ему первую часть суммы на встречу пришел уже оперативник ФСБ.

“Вознаграждение представляло из себя “муляж” на 100 тысяч долларов США, из которых только 10 тысяч долларов были подлинными.

Довести свой умысел до конца фигурант дела не смог, поскольку его деятельность пресекли сотрудники УФСБ России по Приморскому краю.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке в связи с заключением с обвиняемым досудебного соглашения, который вину в содеянном признал полностью, активно способствовал органам следствия”, – комментирует представитель прокуратуры.

Такой разный суд

О том, почему такие разные наказания назначаются по, казалось бы, аналогичным преступлениям, корр. РИА PrimaMedia спросил помощника прокурора Приморского края по связям со СМИ Елену Телегину.

— Различные сроки и виды наказаний по таким делам объясняются несколькими обстоятельствами. Во-первых, в каждом деле суд соблюдает требования закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания. Так, в соответствии с Уголовным кодексом РФ, наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Учитываются последствия преступления, роль подсудимого, смягчающие и отягчающие обстоятельства, сведения о личности (характеристика, семейное положение лица, состояние его здоровья, поведение в быту, наличие у него на иждивении несовершеннолетних детей, иных нетрудоспособных лиц и др.).

Перечисленные выше приговоры объединяет только категория преступлений. Они все относятся к преступлениям в сфере экономики, а если быть точнее – преступлениям против собственности.

Однако квалификация действий фигурантов по многим делам отличается. К примеру, каждая статья имеет квалифицирующие признаки, при наличии которых минимальный и максимальный срок наказания существенно отличается. В частности, санкция ч. 1 ст.

159 УК РФ (мошенничество) предусматривает максимальное наказание в виде 2 лет лишения свободы, а ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) – это как раз дело о т.н.

“финансовой пирамиде”, за которую осуждены жители Находки – срок до 10 лет лишения свободы.

Не остаются без внимания судов при назначении наказания факты добровольного возмещения причиненного ущерба.

Еще одним важным обстоятельством, от которого напрямую зависит срок наказания, является то, в каком порядке рассмотрено уголовное дело (в общем порядке или в особом порядке судебного разбирательства).

Так, одной из задач особого порядка судебного разбирательства, предусмотренного гл.

40 УПК РФ, является достижение социального компромисса, в соответствии с которым, согласие обвиняемого на упрощение судебного процесса гарантирует при соблюдении установленных законом условий, что назначенное наказание не будет превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания (ч. 7 ст. 316 УПК РФ).

Хочу отметить, что назначение наказания – это исключительно прерогатива суда, государственный обвинитель в судебных прениях лишь высказывает предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, — пояснила помощник прокурора.

117567

Источник: https://primamedia.ru/news/522526/

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. История и вызовы

Практика по приговорам ч2 ст 159 ук рф за хищение бюджетных средств

Мошенничество – хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием – стало широко распространенным явлением.

Это деяние подлежит преследованию в соответствии со ст. 159 УК РФ.

Однако в сфере предпринимательства зачастую возникают ситуации, при которых действия, являющиеся обыкновенной хозяйственной деятельностью, квалифицируются как мошенничество.

Хозяйственный спор в уголовной плоскости

Речь идет в первую очередь о неисполнении договорных обязательств, которые подпадают под сферу гражданских правоотношений.

Естественно, предприниматель должен исполнять заключенные договоры, однако для взыскания долгов контрагенты зачастую идут на различные злоупотребления, в частности, пытаясь привлечь другую сторону договора к уголовной ответственности.

Такие действия могут быть направлены как на то, чтобы обязать эту сторону исполнить договор под угрозой уголовного преследования, так и на уничтожение конкурентов, в том числе посредством рейдерского захвата бизнеса.

В случае, когда хозяйственные споры переводят в уголовную плоскость, это создает негативные последствия для всего бизнеса, так как у предпринимателя проводятся обыски, изымается документация и жесткие диски.

Данные действия парализуют работу предприятия, бизнесу наносится существенный репутационный ущерб, предприниматель теряет контрагентов, вместо занятия обычной деятельностью он тратит время и средства на разрешение данной ситуации.

Кроме того, в случае возбуждения уголовного дела есть существенный риск, что сам предприниматель или ряд вовлеченных в разбирательство лиц могут оказаться заключенными под стражу или под домашний арест. И хотя в 2009 году были внесены изменения в ч. 1.1. ст.

108 УПК, запрещающие заключать предпринимателей под стражу, однако этот запрет достаточно легко обходится.

Находясь под стражей или домашним арестом, предприниматель теряет способность управлять бизнесом, и до недавнего времени в такой ситуации он не имел даже возможности нотариально оформить своим доверенным лицам право управлять бизнесом, так как нотариусов не пускали к предпринимателям, которые находились в СИЗО или под домашним арестом.

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Б. Титов привел статистику уголовного преследования предпринимателей: так, в 2016 году было возбуждено 187 077 дел по ст. 159–159.6 УК РФ в отношении бизнеса.

Из них только 29 021 дело доведено до суда, что составляет 16,3%, а остальные «развалились».

По ряду же уголовных дел иногда принимается решение об объединении их в одно производство, и тогда они фиксируются в статистике Судебного департамента при Верховном Суде РФ как одно дело.

Даже те дела, которые закрываются и не доходят до суда, приводят не только к репутационным издержкам – бизнесу наносится значительный материальный ущерб, а порой это приводит вообще к ликвидации и закрытию бизнеса.

На эту проблему указал в своем послании Федеральному Собранию в 2015 году Президент РФ В.

Путин: «…абсолютное большинство (около 80%) из 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили.

И это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата. Это прямое разрушение делового климата».

Кроме этого, Президент страны обратил внимание на проблему перевода гражданско-правовых отношений в уголовную плоскость: «Нужно исключить из системы права все зацепки, которые позволяют превращать хозяйственный спор в сведение счетов при помощи заказных уголовных дел».

Такие противоправные действия правоохранительных органов наносят ущерб не только предпринимателю, но и стране в целом, так как это приводит к закрытию рабочих мест, сокращению налогов, поступающих в бюджет, а также негативно сказывается на предпринимательской активности и инвестиционной привлекательности нашего государства.

Статья 159.4 УК РФ

Еще в 2012 году на эту проблему обратили внимание депутаты Государственной Думы и внесли поправки в Уголовный кодекс РФ, в частности, был добавлен ряд специальных составов в сфере мошенничества. Так появилась ст. 159.

4 УК РФ «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности» (ст. 159. 4 УК РФ была введена в действие Федеральным законом от 29.11.

2012 № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Согласно внесенным изменениям были кратно увеличены размеры причиненного ущерба (обычный, крупный и особо крупный размер), после которого наступает уголовная ответственность. Такая поправка была принята с учетом того, что предприниматели в своей деятельности оперируют значительно большими суммами, чем простые граждане.

В данной статье были исключены «значительный размер ущерба» и квалифицирующие признаки, такие как «группой лиц по предварительному сговору», «с использованием своего служебного положения» и «организованной группой».

Эти изменения были внесены с учетом того, что в бизнесе любая деятельность сопряжена с работой гендиректора и бухгалтера и может быть подведена «под группу лиц по предварительному сговору».

В новой статье УК РФ были существенно повышены штрафы для предпринимателей и снижены сроки лишения свободы, так как за экономические преступления они должны нести в первую очередь материальную ответственность, тем более что уровень общественной опасности таких преступлений не является высоким.

Кроме того, предприниматель, находясь в местах лишения свободы, не сможет возместить нанесенный ущерб, тогда как в случае применения штрафа у него появляются возможность продолжать свою предпринимательскую деятельность и шанс компенсировать ущерб, причиненный как пострадавшему лицу, так и государству.

В соответствии с принятыми изменениями, учитывая, что речь идет именно о предпринимательской деятельности, автоматически должно применяться положение ч. 1.1 ст. 108 УПК о запрете заключения под стражу, чтобы исключить возможность оказания незаконного давления на предпринимателя, находящегося в СИЗО.

Новые поправки в ст. 159 УК РФ

В декабре 2014 года Конституционный Суд РФ, в целом признавая ст. 159.

4 УК РФ конституционной, определил ряд положений не соответствующими Конституции РФ (граждане, которые считались потерпевшими по этой статье, находились в заведомо менее защищенном положении, чем граждане, пострадавшие по общей статье 159 УК РФ) и предложил законодателю внести соответствующие изменения в течение шести месяцев.

Законодатель не успел в установленный срок внести изменения, и данная норма перестала действовать с 12 июня 2015 года. Сейчас она применяется лишь к преступлениям, совершенным до момента ее отмены, поскольку является более мягкой по отношению в общей норме ст. 159 УК РФ.

Статья 159.4 УК РФ утратила свою силу, но преступления, связанные с мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности, по-прежнему остались. И на эту проблему регулярно обращали внимание представители предпринимательских общественных объединений и Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей.

Наболевшие вопросы были рассмотрены 23 марта 2016 года на заседании рабочей группы по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства при Администрации Президента РФ. По итогам этого заседания был подготовлен и внесен Президентом РФ в Государственную Думу законопроект, направленный на формирование более благоприятных условий для предпринимателей.

Поправки, предлагаемые законопроектом в УК РФ, были одобрены Госдумой РФ в июле 2016 года.

В соответствии с принятыми поправками ст. 159 УК РФ была дополнена частями 5, 6 и 7, которыми были установлены составы мошенничества в сфере предпринимательства.

Указанные составы были конкретизированы: «сопряженные с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности».

В примечании к этой статье указано, что речь идет только об индивидуальных предпринимателях и коммерческих юрлицах, то есть для квалификации по этой статье необходимо, чтобы и совершившие преступление, и пострадавшие были предпринимателями.

В результате поправок были кратно увеличены размеры ущерба, после которого наступает уголовная ответственность для бизнеса, – значительный размер ущерба установлен от 10 тыс. руб., крупный размер ущерба – от 3 млн руб., особо крупный размер – свыше 12 млн руб.

Также, как и в ст. 159.4, были убраны квалифицирующие признаки, такие как «группа лиц», «организованная группа» и т. д. Принятие этих поправок должно положительно сказаться, в частности, на применении запрета на заключение предпринимателей под стражу. При этом санкции в данных составах остаются такими же, как и в обычном мошенничестве.

Минусы новой редакции ст. 159 УК РФ

Проблемы правоприменения норм ст. 159 УК РФ в сфере предпринимательства все же остались.

Основной из них является порой умышленный перевод разбирательства обычной хозяйственной деятельности между предпринимателями в уголовное преследование. Проще говоря, возбуждение недобросовестными представителями правоохранительных органов уголовного дела при отсутствии состава мошенничества с целью оказания давления на бизнес, в том числе из коррупционных побуждений.

Единственным фактором, который отделяет неисполнение договора от мошеннических действий, является умысел на совершение преступления.

В случае если предприниматель заключил договор, чтобы его не исполнить и похитить деньги, – это преступление, но если он после заключения договора исполнял его несколько лет, а потом (например, из-за кризиса) не смог выполнить обязательства – это предмет для разбирательства в рамках арбитражных судов. Как видится, решение данной проблемы лежит в повышении контроля вышестоящим руководством правоохранительных органов за подчиненными, надзора прокуратуры и более объективного формирования судебной практики в целях реального доказывания умысла. К сожалению, в настоящее время зачастую в обвинительном заключении и приговорах производится лишь констатация предположения, что умысел был.

Другой проблемой является размер причиненного ущерба, который вменяется предпринимателям по данной статье. Предпринимателю в обвинительном заключении вменяется общая сумма контракта, а не размер денежных средств, которые реально были похищены (не выплачены). К примеру, в строительство дома было проинвестировано 160 млн руб. собственных и 100 млн руб.

привлеченных средств. При этом дом был построен, но не сдан по не зависящим от лица обстоятельствам. Застройщик был привлечен к уголовной ответственности, и ему вменен размер причиненного ущерба в сумме 260 млн руб.

, хотя реальной суммой необходимо было бы признать не всю сумму потраченных средств, а лишь часть привлеченных, но не использованных по назначению средств.

В новой редакции ст. 159 УК РФ отсутствует квалификация обычного мошенничества в сфере предпринимательства – есть только значительный, крупный и особо крупный размер ущерба. Таким образом, предприниматели, совершившие мошенничество в малых размерах, подпадают под ч.

1 ст. 159 (обычное мошенничество). К ним не могут применяться положения о специальных размерах нанесенного ущерба, и поэтому предприниматель, который ошибся более чем на 2,5 тыс. руб. при оплате по многомиллионному контракту, может подпасть под уголовное преследование.

При квалификации предпринимательской деятельности также возникают вопросы: являются ли генеральный директор и бухгалтер предпринимателями, и подлежат ли их действия квалификации по специальным составам? Казалось бы, ответ очевиден – юрлицо может действовать только через этих лиц, так что они должны подпадать под предпринимательскую статью. Однако на практике под предлогом того, что гендиректор и бухгалтер не являются предпринимателями, их зачастую заключают под стражу.

В последнее время суды стали чаще применять меру пресечения – домашний арест вместо заключения под стражу, но такую меру пресечения, как залог в отношении подозреваемых и обвиняемых, практически не используют.

Учитывая, что домашний арест не только ограничивает человека в его перемещениях, но и не позволяет ему исполнять обязанности по руководству бизнесом, считаем, что по экономическим преступлениям вполне можно расширить применение такой обеспечительной меры, как залог.

Кроме того, периодически высказываются предложения о необходимости перемещения статьи «Мошенничество в сфере предпринимательства» в главу 22 УК РФ («Преступления в сфере экономической деятельности»).

С данным предложением нельзя согласиться, поскольку это может привести к резкому снижению применения предпринимательской статьи, так как этот состав не будет рассматриваться в качестве специального по отношению к обычному мошенничеству.

Устранение проблем правоприменения норм ст. 159 УК РФ, таких как:

– решение обычных хозяйственных споров через уголовное преследование предпринимателей,

– формальность доказывания умысла,

–редкое применение меры пресечения в виде залога по экономическим преступлениям,

– отсутствие общего состава «мошенничество в сфере предпринимательства»,

– отказ рассматривать генерального директора и бухгалтера в качестве предпринимателей,

поможет существенно улучшить правовое положение предпринимателей, которые сталкиваются с уголовным преследованием за мошенничество, а также снизит количество лиц, необоснованно привлекаемых к ответственности.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/360905/

Служитель закона
Добавить комментарий